notabler (notabler) wrote,
notabler
notabler

Categories:

Владимир Таблер. "Произносимое молчком..."

Пошла я сегодня глянуть, в каком году Вова начал свой ЖЖ. Оказалось, в 2004. Так что и он мог бы в флешмобе поучаствовать. Может, и неплохая идея. Перепостить лучшие его посты 2006 года.  А пока я выкопала тьму сообществ, в которых он участвовал, а я не участвую. Большинство их уже не действует, особенно легкомысленные поэты несерьезно относятся к ведению своих сообществ. Вот эту подборку издало сообщество “Шарманка-ру”, в котором главным шарманщиком был много раз цитированный мною рижский русский поэт Евгений Орлов. http://sharmanka-ru.livejournal.com/?skip=7  Там и других поэтов отличные подбороки есть. Но мне эта всех милее.

Эта подборка была номинирована сетевым литературным сообществом litkonkurs_ru на конкурс имени Николая Гумилева 2006 года
Photobucket - Video and Image Hosting
и дошла до лонг-листа.

___________________________________
 Живой Журнал Владимира Таблера
  • Когда того потребовали даты...
    Когда того потребовали даты,
    был осенью захвачен городок.
    И дерева, как пьяные солдаты,
    Шумели и качались у дорог.
    По городку, оставленному летом,
    Я взад-вперед слонялся не спеша.
    В моей душе, как и в местечке этом,
    стояло ощущенье грабежа.
    Здесь был костел, шедевр архитектуры
    какого-то столетья , и еще
    развалины льняной мануфактуры
    светили тускло красным кирпичом.
    Был парк - остаток панского маёнтка...
    Как хорошо здесь было бы вдвоем...
    И девочка с глазами жеребенка
    Кидала листья в темный водоем..
    А вырастет она и будет письма
    бросать в молчанья черные пруды.
    И будет умолять кого-то - снись мне!
    И что-то создавать из пустоты.

  • А сторож спички шарил по карманам,
    Чтоб листья жечь, чтоб погрузилось в дым,
    как в зелье, запрещенное кораном,
    все, от чего становишься седым.
    И я просил кого-то в небе - рAтуй!
    Но этот кто-то мне не отвечал.
    Он по небу, заведуя парадом ,
    куда-то журавлей перемещал.
    Я сам себе судом был бесполезным,
    но что-то все ж доказывал судье.
    И говорил со сторожем нетрезвым
    о женщинах, политике, судьбе.
    В беседке мы общались с ним, на фоне
    разора, поражения, утрат.
    Глаголов, сослагательных по форме,
    кружился между нами листопад.
    И мы -таки освоили пол-литру,
    закусывая салом и лучком,
    и подмешали в осени палитру
    тоску, произносимую молчком.
  •  

  • Бессонница. Бессмысленность...
    Бессонница. Бессмысленность. Бронхит.
    Все кошки серы. А все звуки сиры.
    В тюль занавески лунный гол забит.
    А с центра поля начинать нет силы...
    Давай тогда ударом от ворот
    (а судьи где? И кто они такие?)
    Перед тобою в клеточку блокнот -
    узилище для знаков ностальгии...
    И хищный паркер -клювик золотой
    пошел пихать крамолу по ячейкам -
    слова о том, что прожито тобой,
    как будто о чужом или ничейном...
    ...И стало быть, футбол на пустыре.
    Сурепку мнут мосластые эфебы.
    А если говорить о вратаре,
    то он глядит в клубящееся небо,
    где серебристой молью - самолет.
    Голкипер переводит взгляд свой долу.
    Каемкой поля девочка идет,
    несет в руке включенную спидолу.
    И он закрыл глаза, и он ослеп.
    Битлы в спидоле средневолновые
    кого-то умоляют, чтобы хелп...
    И пахнут медом травы полевые.
    Ему кричат, ругают - идиот!
    Мяч за чертой добра и зла. И Бог с ним!
    Она идет! Ах, как она идет,
    ломая жизнь растеньям медоносным.
    На фоне посеревших облаков
    и пустозвонной грубости пацаньей...
    И платьице из крыльев мотыльков
    и чистых неизведанных мерцаний...
    В других мирах - бессонница, луна,
    тяжелое бронхитное сопенье...
    А там вода во облацех темна.
    А девочка светла и незабвенна...
  •  

  • Постарел твой, мама, пострел...
    Постарел твой, мама, пострел.
    Мир вокруг него посерел.
    А блестел-то, мама, пестрел.
    А летел ведь стрепет, летел...
    Трепет был и свежесть была.
    Высота была, купола.
    И цвела ведь вишня, бела...
    А теперь-то лишь лебеда...
    Я теперь-то, мама, обрюзг,
    как головопузый моллюск.
    Аки неразумный полип,
    к потонувшей барже прилип...
    А вокруг мезга да лузга,
    лезут тузики в тузы, мелюзга...
    Может, и гордыня во мне,
    но неверно что-то вовне.
    Покрестился... Тушу свою
    на четыре места солю -
    а щепоткой-то в три перста,
    да щепотка, мама, пуста.
    Мне бы горло рвать в тропаре,
    а я ус мочу в стопаре...
    Ты прости меня за скулёж.
    Я пойду уж...
    Кладбище...
    Дождь...
  •  

  • Была предутренняя тишь...
    Была предутренняя тишь.
    И были озеро, и берег.
    Ночь утекала в скрытый ерик,
    что в камышах не различишь.
    А тишина жила во всем -
    в росе на нитке паутины,
    в покое рясковой патины,
    в звезде в обнимку с пузырем,
    во тьме прибрежного леска,
    начавшей осторожно таять,
    в воде, кругами длящей память
    от прикасания весла.
    И был я в ялике своем,
    как в чашечке весов аптечных.
    Как будто взвешивала вечность,
    что я такое и почем.
    Потом - нырял на самый ил,
    тянул, как шелк, руками воду,
    всплывал куда-то к небосводу
    в круг угасающих светил...
    В клубы туманного сырца
    все дальше уплывала лодка...
    Все было неизменно, только
    в той лодке не было гребца...
  •  

  • Будто все окончено...
    Будто все окончено.
    И начаться нечему...
    Кружит птица ловчая...
    Плачет птица певчая...
    Растворили грешника
    лес и берег Немана.
    На листок орешника
    мое сердце меняно.
    Кровь теперь створожена
    в барбарис, рябину ли.
    Празднуй, заполошное
    племя воробьиное.
    И уже беспаспортный,
    и никем не узнанный,
    и умею запросто,
    быть и сном, и музыкой.
    Над своими милыми,
    над прощеным ворогом
    бить умею крыльями,
    плыть умею облаком.
    А душа проточная,
    от тумана млечная...
    Плачет птица ловчая...
    Замолчала - певчая...
  •  

  • А под мокрою радугой...
    ...А под мокрою радугой -
    дол зеленый смарагдовый,
    Здесь все просто, легко и в лад.
    И сам воздух зеленоват.
    А лошадка под ивою
    с ивой спутана гривою.
    Глянешь в небо высокое -
    солнца около - соколы.
    А в траве- то кузнечики
    точат сабельки-мечики.
    Чуть дрожит от дневной жары
    воздух в искорках мошкары.
    Тьму грунтовую проколов,
    бьют там тысячи родников.
    В небо вырасти норовя,
    рвет себя из земли трава.
    Не скорбей и не слез юдоль -
    только воля и вширь, и вдоль.
    Никаких нет вериг, тенёт -
    жизнь как в чистой воде плывет...
    Если надолго пропаду
    в темноте, суете, бреду,
    бросит дух ли от божьих губ
    за сатурновый хула-хуп -
    все равно отыщу я мост,
    чтоб вернуться сюда со звезд,
    от харибд и от сцилл уйду,
    улизну из котла в аду.
    Коль не в нынешней жизни - пусть...
    доползу, дорасту, вернусь...
  •  

  • Концерт для гобоя и струнных A.Марчелло.Адажио
    Пел гобой, со мной говорил
    не сулил былому правИл.
    Память, будто рыбку, вываживал
    на прозрачной леске адажио.
    Не судил, как cонный зоил,
    возносил и синью поил -
    высоко - и возможно выше ли?-
    чтоб печаль - клином клин- да вышибить.
    Как, Марчелло, вызнать ты мог
    про мирок мой - ворох морок?
    И пришел, не побрезгав логовом,
    со своим торжеством барокковым.
    Поднимал меня за собой
    в голубое небо гобой.
    Где-то там было Богу богово.
    А мне - облако белобокое.
    Увлекал туда без труда,
    где была мокрее вода,
    где всемирное тяготение
    тяготило намного менее...
    Где все можно было суметь,
    где судьба еще не комедь ...
    Где та девочка с нотной папкою,
    а грусть пО сердцу - потной лапкою...
    Поднимал меня за собой
    в голубое небо гобой...
  • Спас
    милая кто мы где мы
    в дыме воде эдеме
    в демоновы ль пределы
    перелетели мы
    это волна лимана
    это во льне поляна
    тема из телемана
    топкая пыль луны
    явор я твой омела
    якорь твой каравелла
    если бы и хотела
    не убежишь держу
    ежели и изрежусь
    глупой душой о нежность
    радостна принадлежность
    сладостному ножу
    вместе с тобой летаю
    выше всех алатау
    к альфам и вегам тау
    астровым берегам
    словом привязан самым
    шепотом прикасаньем
    сказанным несказАнным
    прожитым по слогам
    ноют горбы горбатых
    реки шумят в карпатах
    тень на твоих лопатках
    свет на твоих щеках
    радость моя истома
    яблочная оскома
    первые струи шторма
    в перистых облаках
    милая где мы кто мы
    кем мы с тобой искомы
    солнцем ли что из комы
    приоткрывает глаз...
    птичьим колоратурьем
    поезда ревом турьим
    августа неразумьем
    что никого не спас
    божье преображенье
    в мире несовершенном
    в щедрость плодоношенья
    и хоть немножко в нас
    альфа моя омега
    мекка моя онега
    небо мое и нега
    будто в последний раз

     

  • Март
    Стужа была - опричь ее
    не было сил иных
    в мороках безразличия,
    ватных, волосяных.
    Голое заоколие
    души заволокло -
    внутренняя монголия,
    стылое толокно...
    Но покачнулось, тикнуло,
    клюнули капли снег,
    глянула ртуть на лик нуля
    и - побежала вверх.
    Речка в ладони дельтовой
    стиснула острова,
    так напряглась от этого-
    лопнули рукава.
    Льдины ломая на части, как
    вафельные круги,
    сдвинулись в вешних часиках
    оси, храповики!..
    И понеслось, забулькало,
    синь разлилась, разя
    ярко и незабудково
    пасмурные глаза.
    Золотко мое, золото,
    ходит все ходуном,
    холода тело колото
    мартом- хохотуном...
    Милая, мука кончилась,
    с говором талых вод!
    В воздухе колокольчики,
    радостный кислород!
    _______________________
     Живой Журнал Владимира Таблера
  • Subscribe
    promo notabler february 2, 2012 09:13 39
    Buy for 30 tokens
    По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

    • 35 comments