?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда в  60-ых годах на сингапурский рынок пришли  предприниматели  из Гонконга и  Тайваня, они  принесли  с  собой такие достаточно простые технологии как производство тканей  и   игрушек.   Эти   производства   являлись   трудоемкими,  но   не крупномасштабными. Американские МНК принесли бы  с собой высокие технологии, использовавшиеся  в крупномасштабных  производствах, и создали бы  множество рабочих мест. Американцы имели  вес и обладали  уверенностью в  своих силах.

        Они  полагали,  что  правительство   США   намерено  сохранять  американское присутствие в Юго-Восточной Азии, и их бизнес будет, таким образом,  защищен от возможной конфискации или потерь в результате военных действий.

Постепенно  мои   идеи  оформились   в   рамках  двуединой   стратегии, направленной  на преодоление  наших  недостатков.  Во-первых,  нам следовало выйти  за пределы нашего  региона, как  это сделал до  нас Израиль. Эта идея возникла  в  ходе обсуждения  с  экспертом  Программы  развития ООН, который посетил Сингапур в 1962 году. В 1964 году, во время моего турне по Африке, я снова встретил его в Малави. Он рассказал мне, как израильтяне, столкнувшись с еще более враждебным окружением, чем  мы, сумели обойти  эти  трудности  и начали  торговать  со странами  Европы  и  Америкой  в обход своих  арабских соседей,  которые  бойкотировали  их.  Так как  наши  соседи  в  перспективе собирались  сократить свои экономические связи с  Сингапуром, мы должны были наладить  связи   с  развитыми  странами:  Америкой,   Европой,  Японией,  - привлекать  их  производителей  для  создания  предприятий  в   Сингапуре  и последующего экспорта своей продукции в развитые страны. Общепринятой  мудростью  экономистов  того  времени  было  то, что  МНК являлись  эксплуататорами  дешевой   земли,  труда   и  сырья.  Эта   "школа зависимости"   доказывала,   что   МНК   продолжали  политику   колониальной эксплуатации, которая обрекала развивающиеся страны продавать сырье развитым странам  и  закупать  у них  товары.  МНК  контролировали технологию и вкусы потребителей  в  своих  странах   и  формировали  союзы   с  правительствами развивающихся стран, чтобы эксплуатировать народы и держать их в отсталости. Многие  лидеры  стран  "третьего  мира"  верили   этой  теории  колониальной эксплуатации, но Кен  Сви и меня она  не впечатляла. Мы  должны были  решать насущные проблемы страны и не могли позволить себе быть опутанными какими-то теориями или догмами. В любом случае, каких-либо природных ресурсов, которые МНК  могли бы эксплуатировать, в Сингапуре не  было. Все,  что у нас было, - это  трудолюбивые  люди,  хорошая  базовая  инфраструктура и  правительство, которое решило быть честным и компетентным. Нашим долгом было обеспечить два миллиона  жителей  Сингапура средствами  к существованию,  и  если МНК могли обеспечить нашим  рабочим занятость  и научить  их техническим, инженерным и управленческим навыкам, значит, нам следовало иметь дело с МНК.

    Второй  частью моей  стратегии  было создание  оазиса "первого  мира" в регионе  "третьего  мира".  Это было чем-то  таким, чего не смог добиться  и Израиль, потому  что он находился в состоянии войны со своими соседями. Если бы  Сингапур смог  выйти  на  уровень  принятых  в  странах  "первого  мира" стандартов общественной и личной безопасности, здравоохранения, образования, телекоммуникаций, транспорта и  обслуживания, то он стал бы  базовым лагерем для  предпринимателей  и  инженеров,  менеджеров  и  других  профессионалов, которые собирались заняться бизнесом в  нашем регионе. Но это  означало, что мы должны были обучить наших людей, обеспечить их всем необходимым для того, чтобы  они  смогли  достичь  стандартов  обслуживания,  принятых  в развитых странах. Я  полагал, что это  было  возможно,  что мы  могли  перевоспитать, переориентировать людей  с помощью школ, профсоюзов, общественных центров  и организаций. Если коммунисты в Китае смогли уничтожить  всех мух и воробьев, то мы тем более  сумели бы заставить наших  людей изменить привычки  жителей стран "третьего мира".

        В августе 1961  года мы образовали  Управление экономического  развития (УЭР). Винсемиус рекомендовал создать его так, чтобы инвесторы  имели дело с одним  агентством,   а  не   с  большим   числом  отделов,  департаментов  и  министерств. Это агентство должно было  решать  все проблемы,  возникавшие у инвесторов,   будь-то  земельные вопросы, снабжение электроэнергией и водой или охрана окружающей  среды  и  обеспечение  безопасности  труда.

    Кен Сви  выбрал  Хон  Суй  Сена  первым  председателем  УЭР,  он  также предоставил  ему  право  выбрать  себе наших лучших  выпускников  и  ученых, возвращавшихся  из  Англии,  Канады, Австралии и  Новой  Зеландии. Суй Сен - спокойный  человек  и  выдающийся  администратор   -   обладал  удивительной способностью вдохновлять этих молодых людей  и добиваться от каждого  из них наилучших результатов  в  соответствии  с  их способностями.  Он сформировал особую  культуру, присущую УЭР:  энтузиазм,  изобретательность,  которую они проявляли, чтобы преодолевать препятствия, высокую мораль. Это позволяло его сотрудникам привлекать инвестиции и создавать рабочие  места.  Он сделал УЭР настолько  большим и эффективным учреждением, что ему пришлось, со временем, выделить  из  состава учреждения  два независимых агентства, превратив отдел промышленного   развития   в   "Джуронг  таун   корпорэйшен"  (Jurong   Town Corporation), а отдел развития финансов  - в "Дэвэлопмэнт  бэнк оф Сингапур" (Development Bank of Singapore). Обе новые организации вскоре стали лидерами в   своих   cферах    деятельности.   Банк   помогал   финансировать   наших предпринимателей,  которым  был необходим  капитал,  потому  что наши старые банки не  обладали опытом работы за пределами сферы  финансирования торговых операций,   были  слишком  консервативными,  не   желая   одалживать  деньги потенциальным производителям.      Чтобы  заинтересовать  иностранных  инвесторов  возможностями   ведения бизнеса в  Сингапуре, убедить их прислать сюда свои миссии и лично убедиться в  этом, чиновникам УЭР пришлось хорошенько потрудиться. Поначалу, когда Чин Бок посещал  офисы МНК,  их управляющие не всегда даже  знали, где находится Сингапур, так что ему приходилось показывать им на глобусах  небольшую точку на крайней оконечности Малайского полуострова в Юго-Восточной Азии. Служащим УЭР  иногда  приходилось  посетить  40  - 50  компаний,  пока  одна  из  них направляла свою  миссию  в  Сингапур. Они  работали с  неистощимой энергией, потому что чувствовали,  что от них зависело выживание  Сингапура. Нгиам Тон Доу (Ngiam Tong Dow), молодой директор УЭР, а позднее - постоянный секретарь министерства торговли и промышленности, запомнил, как Кен Сви однажды сказал ему,  что каждый раз, когда он  ехал к себе домой  мимо  школы и видел сотни детей,  выходивших из ее дверей, он чувствовал себя очень грустно, задаваясь вопросом, как создать рабочие места для выпускников школ.

    Служащие  УЭР  разделяли  взгляды  своих  руководителей   -  министров, проявляя готовность учиться у кого угодно и принять любую помощь, от кого бы она  ни  исходила.  Им  очень  помогало  их   образование.  От  англичан  мы унаследовали английский  язык и приняли его в  качестве рабочего языка. Трое членов этой дееспособной команды УЭР позднее стали министрами правительства. Несколько служащих стали просто  выдающимися  секретарями  министерств.

    В качестве экономического советника Винсемиус  играл критически  важную роль,  работая с нами на протяжении 23 лет, вплоть до 1984 года. Он  посещал Сингапур  два раза  в  год,  каждый  визит  длился  около  трех  недель.  Мы оплачивали только  его авиабилеты и счета  за гостиницы в  Сингапуре.  Чтобы держать его  в курсе событий,  я посылал ему регулярные отчеты и  ежедневные выпуски  газеты  "Стрэйтc  таймс" (Straits Times). Обычно он проводил первую неделю в  Сингапуре в дискуссиях  с  нашими официальными  лицами,  следующую неделю - встречаясь с управляющими МНК и некоторых  сингапурских компаний, а также с лидерами  Национального  конгресса  профессиональных союзов (НКПС  - National  Trades Union Congress) . Он предоставлял свой отчет и рекомендации министру финансов и мне, затем мы обычно устраивали деловой обед, на котором присутствовали  только  он  и  я.  Управляющие  МНК  скоро  поняли  ценность контактов с ним и свободно обсуждали с Винсемиусом свои проблемы: избыточное регулирование со стороны правительства, растущий курс сингапурского доллара, слишком высокую текучесть кадров, слишком суровые ограничения на привлечение иностранных рабочих и так  далее. Винсемиус был прагматиком, смотрел на вещи практически,  имел  отличную  память  на  цифры  и  умел  решать  вопросы  с официальными лицами, не отвлекаясь на ненужные детали. Самым же ценным в нем было  то, что  он был мудр и осторожен, многому  меня научил,  в особенности тому,  как  мыслили  и  работали  руководители  европейских  и  американских компаний. Ключевую  роль  в  привлечении  инвестиций   играло  правительство.  Мы создавали  инфраструктуру  и хорошо спланированные  промзоны,  предоставляли финансы для развития промышленности, налоговые и экспортные льготы. Наиболее важным было проведение разумной макроэкономической  политики  и установление хороших отношений в  трудовой сфере,  - то есть создание тех основ,  которые позволяют работать частному предприятию. Самым большим проектом по  созданию инфраструктуры  было строительство  промышленной  зоны Джуронг,  которая,  в конечном итоге, заняла  площадь в  9,000 акров  (3,600 га), на которой  были проложены   дороги,   канализация,   дренаж,   линии   электро-,   газо-   и водоснабжения. Начало было медленным. К 1961 году мы выдали предпринимателям всего  12 сертификатов на право работы  в этой зоне, (а  в течение 1963-1965 годов, когда  Сингапур был  в  составе Малайзии, центральное правительство в Куала-Лумпуре  не  выдало   ни  одного  сертификата).  В  качестве  министра финансов, Кен Сви обычно присутствовал  на церемонии закладки фундамента,  а потом  -  на  церемонии  открытия  фабрики. Таким  образом,  каждая  фабрика создавала две  возможности для рекламы.  Он не упускал случая  посетить даже самую  маленькую  фабрику  с  горсткой  работников,  например,   фабрику  по производству  нафталиновых  шариков.  К  концу  1970  года   мы  выдали  390  сертификатов, предоставлявших инвесторам право на освобождение от налогов сроком на 5 лет, который был  продлен до 10 лет  для тех, кому сертификаты  были выданы после 1975 года. Джуронг гудел от деловой активности, как улей.  Перелом произошел в  октябре 1968 года, после  визита делегации  компании "Тэксас инструментс" (Texas  Instruments).  Американцы  хотели  основать  здесь  предприятие   по производству полупроводников, что в то время считалось  высокотехнологичным производством,  и  обещали  начать  производство  в  течение 50  дней  после принятия  решения.  За   ними  по   пятам  последовала   компания   "Нэшенэл сэмикондактор" (National Semiconductor).

   Вскоре  после  этого  их  конкуренты,  компания  "Хьюллет  -  Паккард", прислала  своего  "разведчика". Служащий УЭР  работал  с  ним  день  и ночь, немедленно предоставляя любую информацию, в которой тот нуждался и не отстал от него до тех  пор, пока он  все-таки  согласился посетить Сингапур, чтобы самому посмотреть все на  месте.  На него,  как и на представителей  "Тэксас инструментс", Сингапур  произвел хорошее впечатление. К нему  был приставлен руководитель проекта УЭР,  который заботился  о  делегации, так что все было организовано  быстро  и  удобно.  Когда представители  компании  "Хьюллет  - Паккард" вели  переговоры о строительстве фабрики, они решили  первоначально взять  в аренду два  верхних  этажа шестиэтажного  здания. Лифт  для подъема большого технического оборудования нуждался в трансформаторе, которого у нас к  моменту  визита  самого  господина  Хьюлетта  не было. Вместо  того чтобы заставить  его  подниматься на шестой этаж пешком, сотрудники УЭР проложили огромный  кабель из соседнего  здания,  и в день  его  визита  лифт работал. "Хьюллет - Паккард" основал предприятие в Сингапуре. Истории,    подобные   этой,   распространились    среди   американских производителей  электроники,   и  вскоре  другие  компании  по  производству электроники последовали за ними. В  этот период в Китае  бушевала маоистская "культурная  революция".  Большинство  инвесторов  считало,  что  Тайвань  и Гонконг находились  слишком близко от Китая, и устремились  в  Сингапур.  Мы приветствовали каждого инвестора, но, когда мы находили большого инвестора с потенциалом для серьезного роста, мы просто из шкуры лезли, чтобы помочь ему начать производство. К  70-ым годам  отчеты  о  Сингапуре появились в американских журналах, включая "Ю.С. ньюз  энд уорлд рипорт", "Харперз" и "Тайм" (US News and World Report, Harper’s, Time). В 1970 году  компания "Дженерал электрик"  (General Electric),  основала в Сингапуре шесть различных предприятий по производству электрических и электронных  изделий,  предохранителей, электродвигателей. В 70-ых годах эта  компания  стала  самым  большим работодателем в  Сингапуре. Американские МНК заложили фундамент развития масштабной, высокотехнологичной электронной промышленности Сингапура. Тогда мы еще не знали, что электронная промышленность позволит Сингапуру преодолеть проблему безработицы, а в 80-ых годах  превратит  его  в  крупного  экспортера электроники. Позже  они стали расширять свое производство в Малайзии и Таиланде.

  Посещавшие  Сингапур управляющие обычно звонили мне, прежде чем принять решение об инвестировании  средств.  Я считал,  что лучший способ убедить их принять такое решение  состоял в том, чтобы  сделать дорогу от аэропорта  до гостиницы,  и  от  гостиницы до моего офиса чистой,  элегантной,  обсаженной деревьями и кустами. Прибывая в центральный район Истана, они видели прямо в центре города зеленый оазис - 90 акров  (36  гектаров)  безупречных лужаек и кустарника, а между ними - поле для игры в гольф. Безо всяких слов  они  уже знали,  что  сингапурцы -  люди  компетентные, дисциплинированные, надежные, способные быстро обучиться тем навыкам, которые от  них требовались.  Вскоре объем  американских  инвестиций превысил  объем  английских,  голландских  и японских капиталовложений.

        С тех пор как мы пришли к власти  в 1959 году, нам приходилось бороться с  безработицей:  в  Сингапуре  было слишком много  молодых  людей, искавших работу, которой  не было. Но  в  1971 году, когда  англичане закончили вывод своих  войск, я  почувствовал, что  худшее -  позади.  Число безработных  не увеличилось,  хотя  из-за  ухода англичан  потеряли  работу  30,000 человек, непосредственно работавших у них, и еще 40,000  человек, работавших  в сфере обслуживания.

promo notabler february 2, 2012 09:13 37
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
klyuschka_stara
Mar. 23rd, 2015 03:22 pm (UTC)
фотка красивая, но очень большая. Рвет ленту. Другие фотки в соседних постах - нормальные
notabler
Mar. 23rd, 2015 03:24 pm (UTC)
сейчас поправлю. Постила из другой программы, не видела
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com