notabler (notabler) wrote,
notabler
notabler

САМЫЙ МАЛЕНЬКИЙ АЗИАТСКИЙ ТИГР

Это Сингапур. Мы знаем, что это страна богатая и процветающая, что в ней драконовские законы и законопослушное население. Что там за брошенную на тротуар бумажку вам дадут штраф в 500 долларов.  Автором экономического чуда, превратившего маленькое государство из парии и нищего в процветающего богатея, был один человек, умерший вчера Ли Куан Ю.

Он заставляет меня усомниться в преимуществах демократии для всех стран и народов. Некоторые народы, похоже, не скроены для демократии, а “сильная рука” , если она не занята тем, чтобы беспрерывно грести к себе, может сделать то, что не в состоянии беспрерывного раздрая противодействующие друг другу политические партии. Особенно в критический для нации период. Сейчас номинально в стране есть и другие партии, кроме правящей, но роль их невелика. 

Весь корень вопроса – делать экономическое чудо можно и нужно  без коррупции, непотизма, местничества. Люди оцениваются исключительно по знаниям, умениям и заслугам.

Есть мнение, что Сингапур – это “Диснейленд” со смерной казнью, где драконовские законы и железная дисциплина вытравили из населения дух приключений, творчества, свободы. Да, по уровню свободы прессы страна находится на 135 месте в мире. Что, правда, повыше, чем у России (142 место).

Вот что он написал о том, как он сделал

Сингапурское чудо

     В   1959   году,  когда  я  стал   премьер-министром,  объем   валового национального продукта (Gross Domestic Product) на душу населения  составлял 400 долларов США. В 1990  году,  когда я ушел в отставку, он вырос до 12,200 долларов,  а в  1999 году достиг  22,000 долларов США. Этот рост проходил на фоне огромных политических и экономических изменений в мире.

     Сингапур  преодолел проблемы  бедности, свойственные  странам "третьего мира". 

Тем  не  менее,  потребуется   время  жизни  еще  одного  поколения сингапурцев,  прежде чем  уровень развития культуры, искусства и  социальные стандарты Сингапура придут в соответствие с уровнем развития инфраструктуры, присущим  странам "первого  мира",  которого мы уже  добились. С тех пор как мы пришли к власти в 1959 году, мы постоянно сталкивались с  проблемой  безработицы.  Поэтому  все  члены   правительства  знали,  что единственным  способом  выжить для  нас  было  проведение  индустриализации. Развитие  посреднической  торговли  в Сингапуре  достигло предела, угроза ее упадка была реальной. Мы по-прежнему находились в состоянии "конфронтации" с Индонезией, а Малайзия всячески стремилась обойти Сингапур в развитии  своих внешнеэкономических связей. Мы хватались  за любую идею,  которая сулила нам создание  новых рабочих  мест  и  позволяла  обеспечить  людей  средствами к существованию.   Один    из    предпринимателей,    занимавшийся    выпуском безалкогольных напитков, предложил мне развивать туризм - трудоемкий бизнес, который  требовал  большого   количества  поваров, горничных,   официантов, уборщиков,  гидов,  водителей, производителей  сувениров, а  также  требовал незначительных капиталовложений.

Развитие туризма несколько смягчило, но не решило проблему безработицы. Для  решения этой  проблемы мы сконцентрировали наши усилия на создании промышленности. Несмотря  на то, что  наш внутренний  рынок был  очень мал - наше  население   составляло  всего   два  миллиона  человек   -   мы  ввели протекционистские меры  для защиты  произведенных в  Сингапуре  автомобилей, холодильников, кондиционеров,  радиоприемников, телевизоров и магнитофонов в надежде  на  то,  что в будущем мы сможем  производить их у  себя.  Мы также поощряли   наших   бизнесменов,  которые  основывали  небольшие  фабрики  по производству  растительного  масла, косметики,  москитовых сеток, крема  для волос,  туалетной бумаги  и  даже нафталиновых  шариков.  Мы сумели привлечь инвесторов из  Гонконга и Тайваня, которые построили фабрики по производству игрушек, текстиля, и готовой одежды. Начало было  мало обещающим. Индустриальный  район  Джуронг (Jurong) на западе  Сингапура пустовал,  несмотря на  то,  что  мы  вложили значительные средства  в развитие  его  инфраструктуры.  Мы  делали  много  ошибок. 

     В то время мы приветствовали инвестиции в создание любых предприятий. К примеру, в январе 1968 года, когда я находился с визитом в Лондоне, обсуждая проблемы вывода британских  войск из Сингапура, Маркус  Сиф (Marcus  Sieff), глава  фирмы  "Маркс энд Спэнсэр" (Marks & Spenser),  встретился  со мной  в одном  из  лондонских  отелей. Он предложил Сингапуру  взяться за  производство  крючков и  приманок для ловли форели,  -  ведь  китайцы  обладают  ловкими  пальцами.  Вскоре норвежская фирма по производству крючков для  ловли рыбы "Мастэд"  (Musted)  основала в Сингапуре фабрику, создала несколько сот рабочих мест и производила миллионы крючков всех форм и размеров, хотя и без перьев для ловли форели.

         Потеря доходов от содержания  британских баз  в Сингапуре в  1971  году явилась ударом по  нашей экономике. Эти  доходы составляли  20% нашего  ВНП, базы давали работу более чем  30,000 человек  непосредственно, и еще  40,000 человек -  в смежных  отраслях.  Я был  решительно настроен на то,  что наше отношение к британской  помощи,  а  также к любой помощи вообще должно  быть полностью противоположным тому, что я видел на Мальте.  Во  время визита  на Мальту в 1967 году  я  был изумлен их подходом к  решению проблем, возникших после  сокращения численности британских войск на острове. Из-за случившейся тремя месяцами  ранее, в июне, Шестидневной арабо-израильской войны  Суэцкий канал был  закрыт, и суда  по нему больше  не ходили. Из-за этого  верфь  на Мальте была  закрыта, но рабочие получали  полную заработную плату,  играя в водное поле  в сухом доке, который  они заполнили водой! Я был  потрясен  их полной зависимостью  от  британской  помощи. Англичане предоставили довольно щедрые пособия  по сокращению штатов,  уплатив уволенным  работникам по пять недельных зарплат  за каждый год, отработанный на верфи. Они также  оплатили стоимость   переквалификации   уволенных   работников  в   правительственных учреждениях  Мальты  на протяжении трех месяцев. Это приучало людей зависеть от чьей-то помощи, а не полагаться на самих себя.

         В  1967 году Хили пообещал мне "существенную"  помощь, чтобы возместить потери  от  сокращения  численности  британских войск  в  Сингапуре.  Я  был убежден, что  наши люди  ни  в коем  случае  не должны были развить  в себе привычку  надеяться на чью-то помощь. Если мы  хотели преуспевать, мы должны были  надеяться только на самих себя.

     Хон Суй Сен  (Hon Sui Sen)  - наш наиболее способный  правительственный секретарь   -  составил   список  британских  активов,  которые  можно  было использовать в гражданских целях. Англичане определились со своим подходом к тому, как  распорядиться 15,000  акрами  (6,000  га)  земли и  недвижимости, которые  они  занимали,  что  составляло  11%  территории Сингапура.  Земля, которая  могла быть  использована  для  экономических  или оборонных  целей, должна была быть предоставлена Сингапуру бесплатно. Правительство  Сингапура должно было помочь продать оставшуюся  землю на свободном рынке. Но в январе 1968 года, до того как переговоры были  закончены, Великобритания объявила о полном выводе войск к 1971 году.

         Я  чувствовал,  что  дух  людей  и  их  доверие имели  решающее  значение  в надвигавшемся сражении за выживание Сингапура. В  феврале  того  же  года  мы  создали  Департамент  по  экономической конверсии военных баз (Bases Economic Conversion Department) во  главе с Суй Сеном.  Я  непосредственно курировал  работу  этого  органа в правительстве, чтобы позволить Суй Сену сильнее влиять на работу других министерств. В  его обязанности входило переобучение и трудоустройство высвобождавшихся рабочих. Он также должен был вступить во владение землей и другими активами,  которые оставляли  англичане, обеспечить их  наилучшее использование,  а также вести переговоры о предоставлении помощи. Было  очень важно,  чтобы  передача  активов и предоставление помощи не испортили   отношений  с  англичанами,  иначе  это   подорвало  бы   доверие инвесторов. Если  бы  отношения с  Великобританией  испортились,  то никакая помощь не  могла бы компенсировать этого. Кроме того, я  все еще надеялся на сохранение  хотя  бы  символического  военного  присутствия  Великобритании, Австралии, Новой Зеландии  после 1971  года.  В феврале 1968  года  я сказал вновь прибывшему  британскому  послу сэру  Артуру де  ла Мар (Arthur  de  la Mare), что Сингапур был готов принять все условия британского правительства и  не собирался  оказывать на него  давление. Я  также попросил  его,  чтобы англичане   оставили  нам   все   имущество,  которое  они  не   собирались использовать, а  не уничтожали его,  как это  было  принято. Это улучшило бы отношение  жителей  Сингапура  к  англичанам  и  укрепило  бы  пробританские настроения в городе.

         В марте 1968 года переговоры о предоставлении Великобританией помощи на сумму в 50 миллионов фунтов стерлингов были  завершены. 25%  этой суммы было предоставлено  в  виде безвозмездной помощи,  а 75%  -  в  виде  займов.  Мы истратили половину помощи на проекты по развитию экономики, а половину  - на закупку  британских вооружений. 

                 Остров Блакан Мати (Blakang  Mati  - "позади  смерти"),  находившийся в гавани  Сингапура,  на  котором  размещался батальон британских гурков, стал туристским  курортом  Сентоса  (Sentosa  -"спокойствие").  Доктор  Винсемиус (Советник по экономики, голландец. Прим. ред.) удержал  меня  от того, чтобы превратить  его в военный полигон,  казино или построить  там  нефтеперерабатывающий  завод, как  это предлагали  различные министерства.  Форт  Кэннинг  (Fort  Canning),  являвшийся штаб-квартирой британской  армии  до  того,  как  японцы захватили Сингапур, со  всеми  его туннелями и  бункерами  также был  сохранен, а его здание было превращено  в клуб. Военный аэродром Селетар (Seletar) после конверсии стал использоваться для  обслуживания  небольших  грузовых  и  коммерческих самолетов.  Авиабаза королевских военно-воздушных сил  Чанги (Changi) была расширена и превращена в  Международный  аэропорт  Чанги  (Changi  International Airport)  с  двумя взлетно-посадочными  полосами.  Военный   комплекс  Пасир  Панджанг   (Pasir Panjang)  стал студенческим городком  Кент  Ридж  (Kent Ridge)  Университета Сингапура, вмещающим 25,000 студентов. Работая  спокойно и  методично, Суй Сен  проводил  конверсию армейского недвижимого имущества, а сотрудники УЭР привлекали инвесторов со всего мира, чтобы те основывали  предприятия  на бывших британских  военных  базах.  Нам повезло,  что  передача  объектов  недвижимости  началась   в  1968  году  и закончилась к 1971  году, до того как разразился нефтяной кризис 1973  года. Мировая экономика в тот период процветала, объем  международной торговли рос на 8-10% в год, - это делало  конверсию военных объектов для использования в гражданских целях более легкой. Вывод   британских   войск   был   проведен   в   обстановке   взаимной доброжелательности.  Высвободившиеся в результате  этого 30,000 рабочих были трудоустроены   на    промышленных   предприятиях,   созданных   зарубежными инвесторами,  которых  удалось привлечь. Когда  в 1971 году вывод  войск был завершен, наши люди восприняли это спокойно. Никто не остался без работы, ни одно  здание, ни один участок земли не остались без  присмотра. Единственный оставшийся   британский   батальон,   вместе   с   эскадрильей   вертолетов, австралийским  и  новозеландским  батальонами,   сформировали  силы  ОСПД  и продолжали  вносить   вклад  в  обеспечение  стабильности   и   безопасности Сингапура.

     После того  как я разрешил проблемы, связанные с сокращением британских военных расходов, осенью  1968 года,  я взял короткий  отпуск и провел его в Гарварде, в США. Я непрерывно  работал на  протяжении девяти лет и нуждался в том, чтобы  "подзарядить"  свои батареи,  набраться новых идей  и поразмышлять над  будущим. Школа правительственного управления имени Кеннеди (The  Kennedy  School of  Government)  сделала  меня  почетным  студентом  и устраивала завтраки,  обеды, ужины и  семинары,  на которых я  встречался  с выдающимися учеными и преподавателями. Во время  этих бесед они  познакомили меня с множеством интересных и полезных идей. Я многое узнал об американском обществе  и  экономике,  разговаривая с такими  преподавателями  Гарвардской бизнес -  школы  (Harvard  Business School)  как профессор  Рэй Вернон  (Ray Vernon). Он преподал  мне ценные  уроки,  касавшиеся постоянных  изменений в технологии, индустрии,  рынка,  а  также  пояснил мне как  затраты, особенно заработная плата в трудоемких  отраслях,  влияют на прибыль. Именно  на этой основе  предприниматели  из   Гонконга  сумели  создать  такую  процветающую промышленность  по  производству тканей  и швейных  изделий.  Они были очень предприимчивы, непрерывно изменяя дизайн изделий в соответствии с  постоянно менявшейся  модой. Это было бесконечное соревнование  с одинаково  ловкими и предприимчивыми  производителями из Тайваня и Южной Кореи. Их коммерческие представители постоянно летали в США, чтобы консультироваться с покупателями в Нью-Йорке  и  других больших американских  городах. Рэй Вернон рассеял мою былую  веру в то,  что отрасли промышленности изменяются постепенно и  редко перемещаются  из  развитой  страны  в  менее  развитую.  Дешевый и  надежный воздушный  и  морской  транспорт   сделали  возможным  перемещение  отраслей промышленности в  новые  страны,  если  только их  население было достаточно дисциплинированным  и  способным  к   обучению,  чтобы   работать  на  новом оборудовании,  а  также  имелось  устойчивое  и  эффективное  правительство, которое могло  поддерживать  стабильные  условия  работы  для  иностранных предпринимателей.

         Во  время моего первого официального  визита в  Америку в  октябре 1967 года, на деловым завтраке  в Чикаго,  на котором присутствовало примерно  50 деловых людей, я рассказал о том, как Сингапур вырос из деревни, в которой в 1819 году  проживало 120  рыбаков,  в город с  двухмиллионным населением. Мы добились  этого, потому  что нашим кредо  было: либо  производить товары  и оказывать услуги  дешевле и лучше,  чем кто-либо  другой, либо  погибнуть.

         После  нескольких  лет проб  и  ошибок,  зачастую  обескураживающих, мы пришли  к  выводу,  что  наилучшим выходом  для нас  было бы  привлечение  в Сингапур  американских многонациональных  корпораций (МНК).

Subscribe
promo notabler february 2, 2012 09:13 37
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments