notabler (notabler) wrote,
notabler
notabler

Category:

Бахыт Кенжеев

Земли моей живой гербарий! Сухими травами пропах
ночной приют чудесных тварей - ежей, химер и черепах.
Час мотыльков и керосинок, осенней нежности пора,

пока - в рябинах ли, в осинах - пропащий ветер до утра
листву недолгую листает, и под бледнеющей звездой
бредут географ, и ботаник, и обвинитель молодой.

Бредут в неглаженой рубахе среди растений и зверей,
тщась обветшалый амфибрахий и архаический хорей
переложить, перелопатить, - нет, я не все еще сказал -

оставить весточку на память родным взволнованным глазам,
и совы, следуя за ними и подпевая невпопад,
тенями темными, двойными над рощей волглою летят.

Чем обреченнее, тем слаще. Пространства считанные дни
в корзинку рощи уходящей не пожалеют бросить ни
снов птичьих, ни семян репейных, ни ботанических забот,

мятежной твари оружейник сапожки новые скует,
на дно мелеющего моря ложится чистый, тонкий мел
и смерти тождество прямое ломает правильный размер.

Не зря ли реки эти льются? Еще вскипит в урочный час
душа, отчаявшись вернуться в гербарий, мучающий нас.
Пустое, жизнь моя, пустое. - беречь, надеяться, стеречь.

Еще под пленкой золотою долгоиграющая речь
поет - а луч из почвы твердой жжет, будто молнии прошли
сквозь кровеносные аккорды угрюмых жителей земли.

9 марта 2014 г.

С.К.   Земли моей живой гербарий! Сухими травами пропах  ночной приют чудесных тварей - ежей, химер и черепах.  Час мотыльков и керосинок, осенней нежности пора, пока - в рябинах ли, в осинах - пропащий ветер до утра  листву недолгую листает, и под бледнеющей звездой бредут географ, и ботаник, и обвинитель молодой.    Бредут в неглаженой рубахе среди растений и зверей, тщась обветшалый амфибрахий и архаический хорей  переложить, перелопатить, - нет, я не все еще сказал -  оставить весточку на память родным взволнованным глазам, и совы, следуя за ними и подпевая невпопад, тенями темными, двойными над рощей волглою летят.  Чем обреченнее, тем слаще.  Пространства считанные дни в корзинку рощи уходящей не пожалеют бросить ни   снов птичьих, ни семян репейных, ни ботанических забот,мятежной твари оружейник сапожки новые скует,  на дно мелеющего моря ложится чистый, тонкий мел и смерти тождество прямое ломает правильный размер.  Не зря ли реки эти льются?  Еще вскипит в урочный час душа, отчаявшись вернуться в гербарий, мучающий нас. Пустое, жизнь моя, пустое. - беречь, надеяться, стеречь. Еще под пленкой золотою долгоиграющая речь поет - а луч из почвы твердой жжет, будто молнии прошли сквозь кровеносные аккорды угрюмых жителей земли.

Tags: Бахыт Кенжеев, поэзия
Subscribe
promo notabler february 2, 2012 09:13 39
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments