June 17th, 2017

21 god

Дыбр с дивана

На экране Pitch Battle -  соревнования хоров.  Последняя пара -  Vocal Dimention Chorus.  Вице-чемпионы мира в соревновании хоров парикмахерских.  Не хрен собачий.  И поют здорово. "Свит Дрим" поют тетки.  Но не выходят в финал, пятеро черных богинь их перепели.
Потом впервые будут показывать детский  "Голос", пардон, "Войс".
Но пожар все еще в центре головы и мешает развлекаться, мысль прыгает в ту сторону без конца.
Облицовка, которая стала причиной распространения пожара с бешеной скоростью по внешней поверхности здания, оказывается, была правительством закуплена на полмиллиарда фунтов и теперь ею облицованы больницы, школы, и много-много многоэтажных зданий.  По улицам ходят уже многосотенные демонстрации ооочень рассерженных граждан и орут "Хотим справедливости".  И сдается мне,  что это только начало.
Тересе Мэй, похоже править недолго осталось. Она растеряла весь авторитет,  а последняя его капля ушла в тот момент, когда она пришла на место трагедии, но не поговорила с людьми.  Корбин поговорил,  мэр Лондона много раз говорил, а она - нет.  Не прощают. Королева пришла в больницу, с больными разговаривала. Принцы не вылезают из больниц, а также возглавили фандрайзинг, за одни сутки набрали погорельцам миллион.  А продуктов им притащили целый Монблан и теперь проблема, куда все складировать и кто будет убирать.  Пообещали погорельцев расселить в том же районе, чтобы детям не пришлось менять школы и садики.  Но множество  деталей пробуждает бешенство:  забытый подобный пожар в многоэтажке в 2014 году,  с жертвами, из которого не сделали серьезных выводов.  Тот факт, что в домах, оборудованных спринклерно-дренчерными системами, за все годы не погиб ни один человек.  То, что пожарные не разрешили некоторым жителям покинуть квартиры на верхних этажах. Наверно, боялись давки, ведь проходы и лестницы там узкие, и в случае толкучки погибли бы тоже.  Но все равно, не хотела бы я быть на месте тех пожарных... Им еще придется обыскивать 4 верхних этажа. На многие недели хватит, еще несколько десятков без вести пропавших есть.
Если жители таких башен добьются от правительства, чтобы в каждой многоэтажке установили системы автоматического пожаротушения, это может вызвать лавину затрат.  И если бы только это, хвост проблем отрастает с каждым днем.
И Брексит, который некому проводить, Мэй, которой надо будет в парламенте пробивать каждый чих как карьерному бульдозеру, ведь большинства нет.  Правительство камикадзе, обреченное на неудачу.  И никто не хочет места Тересы Мэй, ведь тут нужен какой-нибудь Юлий Цезарь или кто там в истории был самый мудрый  и сильный правитель? Перевелись все. Путин один остался )))

Buy for 40 tokens
Узнал несколько фактов о самом обычном домовом лифте. Оказывается, практически любой лифт в среднем за один месяц проезжает до 3 тыс км. Фактически он может 1 раз за месяц, смотаться в Крым и вернуться обратно;) За весь свой срок службы он легко пройдёт свыше 500 тыс км и соверш до 3 млн…
21 god

Потрясающее повествование

Рубен - мой личный друг и очень нежно любимый человек. Он когда-то меня по ЖЖ разыскал и мы говорили по скайпу. Он дал мне кучу огромную замечательных советов.  Я очень рада, что он нашел для себя и своей семьи замечательное место для жизни - Израиль.  Где, надеюсь, проживет еще долго и по максимуму счастливо.  Я сама не писала о нем, так как предполагала, что и без того все знают и книги его читали.  Оказывается, нет.  Самые потрясающие книги у него.  И вообще он мудрый, добрый без приторности, все абсолютно на свете понимающий. Но люди написали, и это хорошо. Не забывайте его книг, они помогают жить.
Оригинал взят у doktorbel в Потрясающее повествование
Оригинал взят у systemity в Потрясающее повествование

Рубен Гальего

«Будет всё – и Берлин, и лампочки»

Анна Гольдберг
16.06.2017


Родившись парализованным, Рубен Гальего прошел через ад советских детдомов, вырвался в Европу, написал две пронзительные книги о жизни детей-инвалидов и тут же получил «Букер». В интервью Jewish.ru он рассказал, зачем его дед, генеральный секретарь компартии Испании, хотел его умертвить, как Горбачев спас его от смерти и почему только в Израиле понимают, что человеку нужен человек.

Судьба у вас захватывающая. Как все начиналось?
– Я родился в 1968 году в Москве. Папа у меня был студентом из Венесуэлы, мама – студенткой из Испании. Ее отец Игнасио Гальего, генсек компартии народов Испании, отправил ее в Москву учиться коммунизму. В итоге коммунизм она возненавидела и родила в Москве братьев-близнецов – один умер на десятый день после рождения, вторым был я, и я был жив, но уродился с ДЦП. Сообщили деду в Испанию. Тот милосердно потребовал эвтаназии для внука. Но русские эвтаназию сделать не могли, запрещено это было. В итоге подумали с год и отправили меня в детский дом, а маме указали на трубу крематория – нету сына, один дым. Она вернулась в Испанию, я же начал свой путь до города Трубчевска, где были леса, глухие болота и очень много интересного, потом до городов Нижний Ломов и Новочеркасск. А еще успел заскочить в институт Карла Маркса. Но что может быть хорошего в институте Карла Маркса? Правильно, ничего. Там мне отрезали ноги.

Collapse )