February 25th, 2015

8 лет

Подписывайте петицию по срокам службы ТСР (тех самых памперсов тоже)

Оригинал взят у kolambia в Подписывайте петицию по срокам службы ТСР
Оригинал взят у phontanka в Подписывайте петицию по срокам службы ТСР
Петиция

Не допускайте того, чтобы жизнь инвалидов превратилась в совсем уж нечеловеческую...
promo notabler february 2, 2012 09:13 37
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…
8 лет

Обыкновенные зомби Как работает ложь 2015 Документальный расследование

Это видео попалось мне с десяток раз. Я не была готова смотреть час, показалось очевидным и неинтересным. Сделано укранцами. Но сегодня я набралась терпения и досмотрела до конца.
Выводы: это заставляет думать. Оно полезно всем. Оно многое объясняет. Например, процентное соотношение скептиков и верующих в общей популяции. Не российской, не украинской, всего человечества.
Оно не о политике (хотя не без этого, само собой), а о психологии, о природе человека и человечества. Психологи, конечно же, знали это все давным-давно, но авторы этого фильма сделали популяризацию, довольно талантливо, на мой взгляд, с точки зрения теле-кинодокументалистики.
8 лет

Судьба годоваса

Один из самых оригинальных писателей в ЖЖ, ИМХО. Первый с удивлением обнураженный пост, который написан без единого матерного слова, поэтому хочу тут перепостить и спросить, что вы думаете.  У меня смешанные чувства. Сюр, в общем, но хотелось бы мне иметь хоть 5% такого таланта
Оригинал взят у mkrymov в Судьба годоваса
Ведущий сделал паузу, стараясь скрыть отвращение в голосе, и продолжил:
- Автор рассказов: «Судьба годоваса», «Мы покакали», «Я же мать», «Доча, сына», «Девочковая».  Просим…
- Доча тянула ко мне свои маленькие ручки. Конечно, ручки у неё были не совсем маленькие, как казалось мне.  Соседка, не та что из квартиры напротив, а Зинаида Потаповна из десятой, вечная труженица, говорила, что они большие. А мама, что очень большие, подруга Ирина, что очень даже красивые. С Ириной мы дружим давно. Не то, что с Ольгой. С первой я познакомилась в детском саду, а со второй в ясельной группе. Мы тогда еще были весёлыми годовасами. На улице стоял задумчивый рассвет, казалось вся природа внемлет нам, скворцы, сороки, вальдшнепы. Все птицы среднерусской полосы словно сговорились проснуться в это утро. Одинокая церквушка на угоре…
- Кто это дура?
Спросил у соседа редактор журнала «Шесть грустных русских слов» Михаил Глебович Каминский.
- Мойша, это же Юлия Акафистова – надежда русской прозы.
Ответил ему редактор другого журнала «Новый славянский мир»  Борис Иванович Горбаневский.
- Спасибо,  Барух.
Ответил первый редактор.
А дама на сцене между тем продолжала:
- Впервые увидевшая акафист годоваса тянула ко мне свои ручки.  Они словно вопияли: «Мама, мама». И так мне стало на душе тепло и сладостно. «Мы покакали», - сказала я своему мужу. Это был средних лет мужчина в видавшем виды пиджаке, вечный труженик. «Вечный труженик», - говорила о нем моя соседка, не та, что из квартиры напротив, а Зинаида Потаповна из десятой, вечная труженица.
- Хоть бы их всех черт унес.
Шепнул Каминский Горбаневскому.
- И ведь они с этим к нам приходят. И как они не понимают, что русская проза это нечто совершенно иное. Взять к примеру шмеля.
Каминский огляделся вокруг. Шмеля не было.
- Ты не озорно глядишь.
Сказал Горбаневский.
- Точно.
Ответил Каминский. И поглядел озорно, чуть с прищуром.  Впрочем, шмель так и не появился.
А дама на сцене между тем продолжала.
- Герой моего повествования, а как же иначе, кто еще достоин этого описания, крепкий кряжистый мужичок. По утрам, когда роса еще блестит на  траве, он идет расставляя крепко посаженные ноги.
Женщина отпила воды и продолжила:
- Кто этот кряжистый мужичок с окладистой бородой и в красной рубахе? Он словно впитывает живительные русские слова.
Каминский с Горбаневским сидели обхватив головы.
- Ишь как корчит их от живительных русских слов.
Заметив это, сказал молодой человек в конце зала.
- И не говори, Велемир.
Ответил ему сосед.
- Медовухи хочешь?
От достал берестяную фляжку. Велемир отрицательно покачал головой.
- Внимаю, артельные слова.
А женщина на сцене, смахнув слезу, сбросив с плеча отвалившуюся накладную косу, оттолкнув ногой упавший кокошник, ухватившись за крест, кричала навзрыд:
- Грачи, белки, церквушка на угоре. Внемлите. Разоренная матушка земля.
- Браво, бис. Великолепно.
Закричал мужчина в первом ряду.
- Ты погляди, Барух, какой чудесный текст мне вчера принесли, думаю печатать.
- И сейчас его как будто влек этот неспешный поток междометий, слов, пауз, и в ноздрях стоял какой-то молочный запах, удивительно, словно рядом дышала беременная женщина или корова. Он даже покосился по сторонам.
- Это изумительно, Мойша.
Сказал Каминский.
- По платформе уже деловито шли пассажиры, кого-то встречали. У входа на вокзал курили парень с девушкой. Девушка спокойно затягивалась и смотрела прямо в лица идущим. Медлительно шел добродушного вида парень в форме. Милиционер. Но на спине у него была надпись “Полиция”.
Здание вокзала казалось новым, да таким оно и было: видимо, недавно отремонтировали, все выбелили и покрасили. Колонны слепили белизной, хотя утро было еще пасмурным. Он помнил вокзал другим, таким старичком закоптелым, будто чайник. И этот чайник в памяти пыхтел “Маршем славянки”, нет, звуки вспомнились только сейчас, мгновенно, и повеяло теплой и в то же время ознобной палевой синью весеннего вечера, апрельского вечера, смехом, шутками, винными парами, ароматом “Мальборо”, как раз почему-то в город завезли партию этих невиданных сигарет, только не американских, а финских, и сестра купила ему в дорогу целый блок, а друг принес пирожки, испеченные матерью.
- Это чудесно, Барух.
- Постница и молитвенница, она не знала других развлечений…
Неслось со сцены. Ноябрьский мерзлый дождь засыпал за воротником. Снежностью Мезени таял «Мертвенный календарь». Кирпич стены выдавливал на спине даты: «1970-20…». Растворяя с лужах стылые листочки. Последние блестки, изодранные в клочья тонули в них. Валидольные звездочки таяли, покалывая. Не было других и не будет для тебя.
21 god

ВЕСНА НА НОСУ, А КОСТЬ ВСЕ ЕЩЕ ШИРОКАЯ…

Если похудеть к весне никак не получается, не стоит отчаиваться, ведь здоровое чувство юмора и улыбка украшают не хуже подкаченных ягодиц и плоского живота.

Для тех, кто не понаслышке знает, что красота требует жертв, силы воли и упорства, AdMe.ru собрал 20 поводов, чтобы улыбнуться.

Collapse )
8 лет

Беспредел полицейских . Социальный эксперимент

Вот этот клип коротенький, но отражает ситуацию не хуже, чем тот длинный, про зомби. Молодцы ребята, кто его сделал. Но в печаль он ввергает глубокую... Как же бездумно, пассивно, а часто даже с удовольствием люди подписывают приговор невинному человеку на 20 лет (и это они знают!).