August 21st, 2010

я реальная

Английские инженеры по сравнению с советской псевдоинженершей (мной)

Я когда-то называлась инженером. Даже механиком. Имела диплом с того факультета и той кафедры, которая дала стартовый пинок в жизнь нескольким советским знаменитым министрам (один даже Среднемашем руководил, Костандов, что ли). Не любила я это дело, особенно вначале. Когда мой суровый папаша давал мне первичный пинок в жизнь, выбирая для меня вуз, я одно только жалобно лепетала: "Только бы не чертить потом, папочка". Папочка утешал: "Не журись, доча, все бумажные крыски в моей конторе - сметчицы, разные снабженихи - все этот институт (что уж темнить, уже писала же, - МИХМ он называется) закончили. А вдруг в аспирантуру попадешь...". Ну конечно, с моим-то счастьем... С первого до последнего дня своей инженерной карьеры я чертила. Чертила много. В пересчете на форматки А4 - по 300-400 в месяц. Из дамского сословия больше меня (и лучше, скромно замечаю) никто не чертил. Лучший из мужчин выдавал на-гора по 600, причем процент деталировки там был несравнимо меньшим. Поскольку проистекала моя инженерская деятельность в Каунасе, а там литовские девчонки на механический факультет их каунасского политеха, единственной там кузницы инженерных кадров, не очень-то перлись (наверно, им католическая мораль или незабытые капиталистические идеалы не давали), то быть звездой на их фоне было нетрудно. Те, которые все-таки вуз заканчивали, при благоприятной гендерной пропорции (примерно 10 парней на 1 девку) не мучали себя знанием всякой фигни типа "допусков и посадок" и "теории механизмов и машин", а быстренько выбирали себе подходящую жертву, выходили замуж и припахивали новоиспеченного муженька (или там бойфренда) делать им шпоры и чертить курсовые. В результате я как-то обнаружила, что одна из моих коллег элементарно не знает теоремы Пифагора. Она подошла ко мне и попросила посчитать ей размер (помнится, там была какая-то трапецевидная деталь, типа обрезанного швеллера). Так же они и работали. Они чего-то чертили (деталировку делали за мужчинами), мужчины, плюясь втихаря, проверяли и переделывали. Зарплата -то все равно была одна и та же, черти ты 600 форматок или 60, все равно 120 рублей в месяц, не больше. Так вот, среди баб я была орлицей, но любому самому плюгавенькому мужичонке в подметки не годилась - не было ни пространственного воображения, ни практических знаний техники, ни желания особенного все это познать глубоко. Другим голова была занята - закончить с проектом, залезть в уголок и почитать интересную книжку. Поэтому быстро и работала - чтобы быстрее отвязались.
Встречались в жизни мне парочка неплохих инженерок, в основном, карьеристок, у которых работа всегда была на первом месте в жизни. Те исключения, которые только подтверждали правило. Карьеру женщины делали всегда практически или за счет мужа, любовника или особенной сучности. Остальные выходили замуж, выходили в декретный отпуск, часто не один раз, что автоматом отбрасывало их в арьергард карьерной гонки, потом домашние нагрузки, дети и чисто дамские интересы вытесняли из их даже не всегда блондинистых голов жалкие остатки инженерных мыслей.
Так что когда жизнь вытолкала меня из инженеров, я не особенно расстроилась. Разница в окладе у уборщицы и инженра была невелика, практически несущественна, если сдавать побольше бутылок Collapse )
promo notabler february 2, 2012 09:13 39
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…