notabler (notabler) wrote,
notabler
notabler

ЖЖ-изнь

Постоянно читаю, наверно, всеми без исключения любимую нашу ЖЖ-ветеранку Тарееву.
Сегодня в ее посте http://tareeva.livejournal.com/71078.html "Ответы на комментарии к последним постам. Постмодернизм." есть много интересных мне мыслей и информации. Особенно впечатлил вот этот кусок:

"Спрашивают, можно ли фильм ли фильм Бориса Бланка «Если бы знать» по «Трем сестрам» А. Чехова отнести к постмодернизму? Я считаю, что можно. Перенесение действия в другое время – обычный прием, но в другое время переносят именно героев Шекспира или другого классика, чтобы посмотреть, как они будут себя вести в других исторических условиях, а герои Бориса Бланка, с их нетрадиционной сексуальной ориентацией и просто развратом, на героев Чехова абсолютно не похожи. Одному из читателей нашего с вами ЖЖ нравится фильм Б. Бланка, он его даже записал. Я вполне могу это понять – фильм интересный. Но считать его полемикой с А. Чеховым, как мой читатель, я не могу. Это все равно, что обращенные к вам три слова, составляющие основу русского мата (первое слово - глагол, второе – притяжательное местоимение, третье – мать) считать полемикой с вами по поводу вашей матери. Пишут, что когда читаешь А. Чехова, то думаешь о том, что будет с его героями через пятнадцать-двадцать лет. Это верно. Не думать об этом невозможно. Что будет с героями, и как будут они себя вести в Революции и Гражданской войне? Ответить на этот вопрос непросто. Считается, что Чехов писатель аполитичный. Сейчас, перечитывая Чехова, я убедилась, что это не совсем так. Герои Чехова, наиболее интересные из них, занимают по важнейшим общественным вопросам противоположные позиции. Одни, как Лида Волчанинова в «Доме с мезонином», жена в рассказе «Жена» и в сущности сестры и Тузенбах работают или хотят работать на благо общества , как они его понимают: это новые школы, больницы, библиотеки, аптеки и т.п. Другие считают, что все эти аптечки и библиотечки не решают главных проблем, а только загоняют их вглубь. Аптечки и библиотечки – только украшения на фасаде здания, которое прогнило, скоро рухнет и, чтобы не было катастрофы, лучше его не украшать, а лучше снести. Аптечки и библиотечки, считают они, ложатся новым бременем на нищих голодающих крестьян, которые оплачивают всю земскую деятельность. Эту позицию иначе как революционной не назовешь. Этой позиции придерживается герой рассказа «Дом с мезонином», Мисаил в «Моей жизни» и многие другие. Обе позиции высказываются одинаково убедительно и аргументировано, на чьей стороне автор понять трудно, похоже, что главных вопросов он для себя не решил.


Прекраснодушные герои Чехова делали ставку на Россию через 200-300 лет. Это говорит само за себя. Чехов считал, что в паре и электричестве больше гуманности, чем в любых идеях. Теперь мы знаем, что это не так. Достижения научно-технического прогресса могут использоваться не на благо человечества, а во зло. Достижения ядерной физики сначала привели к созданию атомной и водородной бомб, а уже потом стали использовать «мирный атом», которой и теперь вырывается из рук и приносит разрушения, и виноват в этом не только человеческий фактор, но и стихийные бедствия, как недавно в Японии. Из 200-300 лет прошло 100 с небольшим, но к красивой и разумной жизни мы не приблизились ни на шаг. Как говорит Чехов, если в первом акте на столе лежит ружье, то в последнем акте оно должно выстрелить. Это можно отнести и к ядерному оружию. Оно висит на стене и значит выстрелит. Его может использовать какой-нибудь из мусульманских режимов: неверным для спасения их собственной души лучше умереть, чем продолжать жизнь, противную Аллаху; или его раздобудут еще какие-нибудь фундаменталисты – фанатики идеи, или оно взорвется само собой. Когда Чубайс и его ведомство осуществляли из финансовых соображений веерное отключение электричества, то отключили и хранилище ядерных отходов, где электроэнергия необходима для безопасности.


Между героями А. Чехова и Б. Бланка общее то, что ни те, ни другие не сумели, а может не захотели защищать свою Россию, видно не чувствовали ее своей. Почему Тузенбах и Соленый не воюют в Добровольческой или другой белой армии, или в Красной, там служило много кадровых офицеров царской Армии, а отсиживаются на станции в провинциальном городке и ждут поезда, чтобы оставить Родину? Когда читаешь «Три сестры», конечно думаешь, какую сторону примут офицеры – герои пьесы. Уверена я только в Соленом. На все прекраснодушные высказывания Тузенбаха он отвечал либо «Цып-цып-цып», либо «А он и ахнуть не успел, как на него медведь насел». Вообще отношения Соленого и Тузенбаха одна из интереснейших коллизий пьесы – отдельная тема. Соленый, конечно, воевал, конечно, в белой армии. Он стрелял, но больше любил вешать правого и виноватого, как Хлудов в «Беге» Булгакова. Только мотивация у него была другая – не любовь к Родине, а комплексы, которые компенсировались ощущением власти над жизнью и смертью людей, оказавшихся в его руках."



Глубоко мыслит глубокоуважаемая госпожа Тареева. Вообще в последнее время склоняюсь к мысли, что надо перечитывать всю русскую классику заново, я теперь в другом возрасте, так что откроется совсем другое. Тареева - тому пример
Subscribe
promo notabler february 2, 2012 09:13 39
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments