notabler (notabler) wrote,
notabler
notabler

Categories:

Повесть о папе. Продолжение

Попав за колючую проволоку “на законных основаниях”, папа имел, видимо, 90% шансов там погибнуть. Он был немец – во время войны. Он был молод и зелен, а вокруг было немало истинных уголовников, которые для выживания не брезговали ничем – отбирали без того хилую пайку хлеба, били, – в общем, все то, о чем все знают по фильмам и книгам. Кроме того, на дворе была зима, а у него из одежды – только суконный бушлат, перешитый из отцова пальто, без подкладки.  На работу же ходить было надо. Телогрейку ему выдали ой, как нескоро.  Вообще то самая нижняя точка его наступили именно из-за этого бушлата, прибыла какая-то проверка и увидев не по форме одетого зека, устроила разгон.  За это отца отправили в БУР – блок усиленного режима. Это заведение – тюрьма в тюрьме, пайки там были минимальные, а закон там был волчий, воры в законе отбирали пайки у всех подряд. Так что было чудом выжить там даже два месяца. Отец узнал случайно, что эту командировку в БУР устроил ему его “приятель”-уполномоченный. Как он выжил –знает только он. Одно рассказал – его спасли  его знания и начитанность. В лагерях бушевала дизентерия, она косила изможденных людей сотнями. Началась дизентерия и в БУРе. О лекарствах или лечении речь там не ходила.  Отец знал, что бактерии не выживают в кислой среде, тогда он предложил добавлять немного соляной кислоты из аккумулятора в бачок для питься. Дизентерия отступила, а от папы отступились “воры в законе. Он вышел из БУРА живым, но  “в весе барана”, как он шутил – 46 кг (его рост был около 180 см). Ходить быстро он не мог, это бесило его больше всего, он всю жизнь ходил стремительно. А тут он шел два шага, падал на землю, отлеживался, потом еще два-три шага… Но оклемался как-то. Сильно подрывало его здоровье курение. Пайка сигарет была мизерной – 5 папирос в день, что ли, так что он выменивал на сигареты еду, не есть было легче, чем не курить. Потом он курил страстно в течение 25 лет, потом выбросил купленную пачку и больше в жизни не прикоснулся.  Мне бы так… Но у меня нет его воли.

Он, молодой и образованный, однажды был отправлен на работу на монтаж какого-то из химических объектов в Березниках.

Для тех, кто не знает : Березники, мой родной город, по степени загазованности воздуха находится (по крайней мере находился) на последнем месте в мире.  По воле гения Сталина, которому нужны были химикаты как для удобрений, так и для производства взрывчатки и чего-то  мерзкого еще, была быстро-быстро  построена  столица уральской химии (начат строить в 1932) – красавец-город (я была в детстве уверена, что это –самый красивый город Земли) на берегу широченной Камы. Там построили кучу химических заводов в одном месте, все они расположены не очень далеко от жилой зоны, с коротенькими трубами и не выпускают в воздух дымы и газы всех цветов и оттенков. Трубы были коротенькие, так что если ветер поворачивал на город, форточки нельзя было открыть, небо было непонятного цвета, и часто надо было повернуть голову градусов на 100, чтобы понять, что там за погода на дворе: ясная или пасмурная. Ясное дело, раз быстро строился, значит, руками зеков. Лагерей вокруг города, да и вообще на Урале было полным-полно. Я не знаю ни номера лагеря, ни отделения (погуглила, по идее, получается, Усольское отделение, Усолье – как раз напротив Березников, там мои родители даже жили пару лет).   Теперь и не узнаю никогда, да и смысла нет, лагеря небось везде почти одинаковые были. Только вспоминаются разные обрывки информации: строили какой-то супер-секретный завод, там делали что-то такое, что все до единого работающие там зеки умирали за несколько недель. Очень быстро это производство закрыли. Наверное, какое-нибудь химическое оружие, слава богу, что запретили потом.

Мой же отец принимал участие в строительстве первого завода по производству тяжелой воды для будущей супер-бомбы.  Монтаж ему нравился, нравилось создавать что-то новое, на работу он был не то что злой, но бешеный, так что быстро выбился в бригадиры, его бригада стала греметь своими трудовыми достижениями, так что он получил многие поощрения и послабления. Например, он имел возможность выходить за вороты зоны, а за ним таскалась пара конвоиров. На строительстве работали и “вольняшки”,  через них в лагеря иногда попадали  кое-какие жизненные блага. Видимо, даже более того.  Урки как-то получали анашу, два раза преложили ему попробовать. Он затянулся и начал бешено хохотать, с трудом остановился. Вторая попытка завершилась так же. Поэтому в жизни больше не прикоснулся к наркотикам.

Закончилась война, выбившая целое поколение сталинских рабов. Чтобы возместить человеческий урон, был разработан дьявольский план – свести огромное количество холостых мужчин в лагерях с женщинами, которые также потеряли шансы на замужество, ведь большинство мужчин были убиты, ранены или в лагерях. На север потянулись эшелоны женщин, осужденных за плевые грешки – за пресловутую” горстку колосков”, засыпанную в голенище сапог для голодных детей дома, в основном. Мама, рассказывая это, говорила, что всех вновь прибывших в лагерях “принуждали к сожительству” ,  стыдливый  эвфемизм для изнасилования.  Самые бойкие прицеплялись к “ворам в законе”, которые могли защитить. Не у многих получалось.  Не знаю, через что пришлось пройти маме до того, как она встретила отца. Ей помогло то, что она была чертежницей, то есть работала в конторе. С отцом они пели в хоре, оба обладали отличным слухом и хорошими голосами.  Пели у нас в семье много и хорошо. Она,  рассказывая о том, как они сошлись, упоминала только,  что у него был момент, что он решил покончить с собой – травля из-за того, что немец, была невыносимой. Она его “обогрела”, утешила. От таких “обогреваний” я и получилась.

Когда мама забеременела, отец начала работать еще яростней, его бригада била все мыслимые рекорды, его мудрая голова беспрерывно работала: он был лучшим рационализатором, за что тоже получал повышенную пайку.  День , когда они выполняли двойную норму,  вычитался из срока (зачеты). Отец до последнего дня хранил календарь – маленький листок клетчатой бумаги. Каждый день – одни клетка, перечернутая красными или синими чернилами.  Красная – зачет. Так вот, почти весь этот календарь был красным. В результете он отсидел 7 лет и 9 дней из 10 присужденных.

В результате сталинской демографической лагерной политики вскоре в лагере завелось огромное количество беременных жещин, родились дети. И даже многие выживали, несмотря на процветающие там болезни: дизентерию, туберкулез,и прочее.  Так и я родилась. День моего рождения отмечен на календаре особой торжественной записью. Не выжила бы – у мамы не было молока. Но отцово привилегированное положение  помогло: вольняшки таскали молоко в бутылочках для меня, отпоили. Потом была организована отправка полученной человеческой продукции – объявлена специальная амнистия “для мамок”.  Моя   мама, отсидев почти 5 лет  из 7 присужденных за полведра подобранного возле железной угля, вышла на свободу.  Со мной, полугодовалой.  Она жила в бане деревенского дома, принадлежащего одному из друзей-“вольняшек”, с его матерью, которая меня тайком окрестила, и всячески помогала маме, сидела со мной маленькой, когда та ходила на работу. Мама ее всегда вспоминала с нежностью, у нее то мамы не было, и она ей ее заменила.

Отец освободился через полгода. Они стали жить вместе, долго не расписывались – негласно существовал запрет на браки  русских с немцами, так что мы с сестрой были на материной фамилии, только брата-наследника имени, он записал на свою фамилию сразу после рождения. Мама тоже предпочла сохранить русскую фамилию Иванова и стала Таблер только на последнем этапе жизни. Ну, и я за ней.
Subscribe
promo notabler february 2, 2012 09:13 39
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments