?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Перепощу для памяти, завтра почитаю сама.  Касается меня, слишком мало я знаю предков своих, как немецких, так и русских.  
Оригинал взят у beam_truth в «Варяги» Екатерины Великой.

„Воистину, нет такого проступка, помысла,
действия или бездействия под небесами,
которые не могли бы быть покараны дланью 58 статьи.

Александр Солженицын


28 августа этого года в Берлине в очередной раз прошел День Памяти, посвященный 69-й годовщине выхода печально знаменитого указа о депортации немцев. Единственный народ России - оболганный, попранный в своих правах, до сих пор не реабилитированный, старательно замалчиваемый, снова одиноко помянул жертвы террора у стен пустого Рейхстага. У его обитателей совсем другие, видимо куда более важные заботы. И сегодняшней кремлевской олигархической власти глубоко наплевать на конституцию, на все обещания и обязательства, данные российским немцам уже от лица новой России.

И пока куполасто-стекластый Рейхстаг и звездасто-орластый Кремль с двух сторон холодящей тенью стараются затушевать всю постыдность их трусливой политики, мы обязаны снова и снова говорить суровую правду о той переломной эпохе в судьбе нашего народа – чтобы не забывали, чтобы помнили! Прежде всего, мы сами. Чтобы не уподобиться нам иванам, не помнящим родства. Чтобы и наши потомки в Германии шли по жизни с гордостью за мужество и стойкость своих предков, не сломленных порочной и лживой системой, построенной, в том числе, на крови и костях нашего народа.

О депортации немцев в 1941 году и их последующих хождениях по мукам написано уже немало. Значительно меньше освещены события довоенного периода - времена Большого Террора 1937-1939 годов. Уже тогда, при тотальном уничтожении контрреволюционных элементов, было уделено особое внимание этническим чисткам. Республика Немцев Поволжья пропорционально пострадала от них значительно меньше – в то время это была «Сталинская Республика», а с именем вождя старались обходиться осторожно. Зато в Северной Столице – Ленинграде – террор против немцев принял массовый, безоглядный характер. Сегодня я расскажу только об одной группе немцев из колоний Ленинградской области, включавшей в себя тогда и Новгородскую область. И одного этого будет достаточно, чтобы понять весь масштаб кровавой резни, устроенной ленинско-сталинской гвардией маньяков.

Но сначала немножко истории.

1765 год. В Ораниенбаум из Любека прибыла очередная партия кандидатов в колонисты. Но на этот раз не из германских земель, а из Дании. Потом последовала еще одна группа, и снова из Дании. И еще одна.… Хотя группы колонистов формировались еще в Любеке, где они сами выбирали себе старосту, датские колонисты все же выделялась среди остальных прибывших большей сплоченностью и организованностью, а также незаурядной осведомленностью в договорных вопросах. Говорили эти «датчане» на южно-немецких диалектах, в основном присущих Вюртембергу и Пфальцу. Это были немцы, которые в начале 60-х годов
XVIII века, следуя призыву датского короля Фридриха V, попытали колонистского счастья в Шлезвиге, бывшем тогда в составе Дании. Плохая организация и малая пригодность торфяников для ведения сельского хозяйства привела к краху этого мероприятия датской короны. Из тысяч колонистов, в конце концов, осталось около 500 человек. Большая часть их вернулась на родину, некоторые подалась в северогерманские города. Но для тех, кого не устраивали условия датских колоний, а пути назад не было, оставался только один путь – в Россию. Как раз в 1763 году вышел Указ Екатерины II, который сулил и немецким колонистам в Дании более радужные перспективы. И, неудержимые в своем порыве, они бросали свои заболоченные участки и бежали. Их вылавливали, бросали на каторгу тут же, в болотах, на их осушение, а они снова бежали, устраивали бунты. И датский король сдался, разрешив всем желающим покинуть торфяной «рай» Дании. Так, выправив отпускные паспорта, и мой предок Иоханн Карл в 1765 году вместе с группой датских колонистов из Любека отправился в неведомую Россию. И эта группа решила держаться вместе. Растущему населению Санкт Петербурга в это время нужно было гарантированное снабжение сельскохозяйственной продукцией, и императрица повелела часть прибывших колонистов разместить близ столицы. Было отобрано 110 семей, с которыми и заключили договор. Из этих 110 семей одна треть, 35 семей - и были эти датские колонисты, «варяги» Екатерины Великой. А весной 1766 года первые питерские колонисты начали осваивать худородную землю своих колоний. 60 семей поселились в колонии Новая Саратовка, 22 семьи – в колонии Средняя Рогатка, 28 семей – в колонии Колпино, она же Ижора. В обиходе их так и называли – по количеству поселившихся семей: – Sechsziger Kolonie, Zweiundzwanziger Kolonie, Achtundzwanziger Kolonie. Даже в официальных документах и церковных книгах применялись эти названия.

И на русских землях начало было трудным. До этого считалось, что сельское хозяйство под Санкт Петербургом вообще невозможно. После первых неудач колонисты освоились, приспособились, и вскоре то, что до этого считалось невозможным, исправно снабжало столицу сельскохозяйственной продукцией. Основным же продуктом стал картофель и овощи. Немецкая основательность и целеустремленность дала повод одному русскому исследователю так охарактеризовать начальный, самый трудный период немецких колоний под Санкт Петербургом: «… но немцы были упрямы, как свихнувшиеся слоны…» Построили и церковь, деревянную, в Новой Саратовке. Колонисты, хоть и исправно посещавшие службы и несущие все материальные затраты на ее содержание, были народ крутоватый, и нерадивых да не совсем чистых на руку пасторов быстро отправляли восвояси. Бог богом, но в колониях честность и порядочность стояли превыше всего.

История развития питерских немецких колоний не является темой этой статьи. Необходимо все же добавить, что в 1810 году часть потомков первых питерских колонистов стали одними из основателей двух колоний в Стрельне – Neuhausen и Neudorf. В старых колониях становилось тесно. Условиями договора запрещалось делить предоставленный колонисту участок, он переходил по наследству младшему сыну. А в 1834 году колонисты обратились с просьбой о предоставлении им земельных участков под Новгородом. Так в 1835-36 годах были основаны Nicolai Kolonie и Alexander Kolonie на Новгородской земле, ранее обрабатываемой так называемыми пахотными солдатами Военного Ведомства. Далее последовали времена отмены привилегий с сопутствующей германофобией, которая в правящих кругах России с разным накалом беспрерывно длится до сего дня.

Опустим Первую Мировую войну, Октябрьский переворот, коллективизацию… Отмечу лишь одно: даже в условиях непривычного для них коллективного, колхозного труда, они перед самой Второй Мировой войной, составляя лишь около 3% сельского населения Ленинградской обл., производили более 20% всей сельскохозяйственной продукции. А к этому времени большая часть взрослого мужского населения немецких колоний этого региона уже была расстреляна или посажена в лагеря. И в расстрельных списках жертв тоталитарного большевистского режима нахожу я до боли знакомые фамилии – потомков тех первых «варягов» Екатерины Великой, целую дружину непокорных, гордых немецких колонистов. Практически все они – одной со мной крови, так как переженились, перероднились они друг с другом не на один раз. Потому и зову я их всех - «мои варяги».

Вот, к примеру, род Ehrhardt. Из него взял себе в жены мой Иоханн Карл в 1765 году Анну Барбару, которая родила ему 8 детей – 4-х сыновей и 4-х дочерей. Ее отец – Иоханн Якоб. Он был колонистом в Пруссии, в районе Одера, откуда в 1762 году с 19 колонистами, выбравшими его своим старостой, подался в Данию. И здесь, не видя перспективы, он совершил побег 24.05.1765 через Любек в Россию… Думал ли он, что его потомков ждет такая страшная участь? Мог ли такое представить себе мой Иоханн Карл?..

И кого ни возьми из этого расстрельного списка, ни в коей мере не претендующего на полноту – со всеми в родстве были мои предки, а значит и я им не чужой. И все они расстреляны по статье 58, а ее пункты для немцев чаще всего подводились под ВМН – высшую меру наказания.

Прежде чем я перейду к расстрельным спискам, обратимся к дням сегодняшним. Весной этого года я совершенно случайно узнал, что в Санкт Петербурге и Стрельне планируются торжества по поводу 200-летия немецких колоний Нойгаузен и Нойдорф. Торжества? И вот получаю программу этого мероприятия из Русско-Немецкого Центра Встреч в Петербурге, где запланирована даже праздничная служба в лютеранской церкви Святых Апостолов Петра и Павла – Petrikirche - на русском и немецком языках. Вот такие дела. Попросили организаторы этого странного мероприятия выслать им мое фамильное древо, если таковое имеется, чтобы вывесить его наряду с другими в холле Центра во время праздника. Споткнулся я на этом слове – «праздник». Да и что я им должен был послать? Изуродованное древо, где в одном месте, на самом разлете, столько ветвей повырублено, как будто кто-то спьяну решил его на рождественскую елку свалить, да так и не осилил, махая топором в угарном бреду без разбора? Ничего, кроме крайнего недоумения, эта просьба у меня не вызвала…

Или открытие памятника основателям и первым поселенцам Стрельнинской колонии Петербургской губернии. Казалось бы, прекрасное дело. Но почему на кладбище? Да еще в какой-то деревне Горбунки? Ну, да – там, в бывшей Нижней колонии, находится старое лютеранское кладбище, где и похоронены стрельнинские колонисты. И что? Как-то принято издавна во всем цивилизованном мире памятники основателям устанавливать не на кладбищах, а на площадях основанных ими поселений. Почему же не в самом Нойдорфе, где ему как раз самое и место? Что за очередные дьявольские игры властей с прахом наших предков? Одно лишь несколько утешает: тем, кто приедет в Стрельну навестить могилы своих предков, есть куда возложить цветы, так как само лютеранское кладбище находится в плачевном состоянии – разворочены и разграблены семейные склепы, побиты в куски кресты, памятники, растащены по окрестным подворьям надгробные плиты – в хозяйстве все пригодится. Правда, и этот памятник не застрахован от исчезновения или очередного акта вандализма. Увы…

Перенос братской могилы советских воинов в Таллинне, а заодно и «Бронзового солдата» с нее на городское кладбище, без малого не привел к разрыву дипломатических отношений между Россией и Эстонией. О широкой волне квасного русского патриотизма я уж молчу. Но это, все же, была могила, чье соответствующее место испокон веков – на кладбище, а не в центре столицы государства, вдобавок в известные времена еще и оккупированного именно Советским Союзом. Конечно, российской власти, правящей из некрополя под названием «Кремль», где есть даже нетленная мумия большевистского фараона, нелегко это понять.…

А здесь, в Стрельне, на лютеранском кладбище – памятник основателям! А следом за открытием памятника колонистам строго по программе следуют игры и танцы под аккомпанемент фольклорного ансамбля! Весело живем, товарищи! Гопля-гопля-труля-ля! Что, решили по второму разу похоронить немецких колонистов, а заодно и память о них, напоследок отплясав камаринскую? Поместите тогда памятник Петру Великому на Левашовской Пустоши, а памятник Юрию Долгорукому – где-нибудь на Бутовском полигоне - для большей наглядности и в поучение!
И в Германии власти навязчиво предлагают Федеральному Объединению «Heimat-Родина» памятник репрессированным российским немцам без лишнего афиширования разместить на каком-нибудь периферийном кладбище – с глаз подальше! Свихнуться можно!

Так что же на самом деле празднует город Петра? Что празднует Стрельна?

В 90-х годах начал осуществляться двусторонний российско-германский амбициозный проект – возрождение немецкой колонии Нойдорф в Стрельне. Естественно, на деньги Германии. Долго строили, и до сих пор там еще далеко не все без проблем. О том, кто и сколько там украл и украл ли при проектировании и строительстве – мне не ведомо, потому и говорить на эту тему не буду. И поселили там, после какого-то предварительного конкурса, российских немцев со всех концов бывшего СССР. Вот только невольно задаешься вопросом: а, собственно, что возродили-то? Дома построили? Да, но это еще не колония. Колония – это, прежде всего, люди. И они есть. И даже немцы. Но, даже если все это так, то что же связывает их с этой землей? Есть ли там потомки Стрельнинских колонистов? Оказывается, - нет! Их предки жили где угодно, но только не здесь, и даже не в Петербургской губернии. И собрались в этой новоявленной немецкой деревне потомки и лютеран, и католиков, и меннонитов, и прочих. На какую же историческую память могут они опереться? К чему привязать им свои корни? При всем уважении к этим людям, сама собой напрашивается мысль, что они невольно играют в этом абсурдном спектакле роль детей лейтенанта Шмидта. И то поселение, где они сейчас живут, причем до сих пор на птичьих правах, можно назвать только очередной бутафорской Потемкинской деревней. А для желающих жить в ставшем за последние годы элитном районе Санкт Петербурга – в Нойдорфе - все та же строительная компания предлагает, между прочим, под соловьиные трели своего сайта широкий выбор коттеджей на любой вкус, да далеко не на всякий карман. Красиво жить не запретишь! Только вот забыли, или знать не хотят, что эти земли Российской Империей были дадены колонистам на вечные времена, а потом, вдобавок, были колонистами еще и выкуплены. Так правопреемником чего является сегодняшняя Россия? Кроме пронырливых, вороватых швондеров да напыщенных узколобых шариковых, не вижу я никого на русских просторах. Это они сегодня – снова хозяева страны, а посажённая российская власть – их угодливая золотая рыбка. А народ этой страны – как тот нищий, забитый старик с дырявой сетью, тщетно ждущий у моря погоды.

Но вернемся к нашим колонистам. В то время, когда Стрельнинские колонии только организовывались, туда были переселены колонисты с Изварского разреза, где из-за непригодных для сельского хозяйства почв колония находилась в состоянии плачевном. И с самого начала пошло тогда в Стрельне все вкривь и вкось, была и смута, и неразбериха. И снова царская корона, как исстари на Руси заведено было, бросила туда из ставших уже «старыми» колоний своих «варягов». Они и стали фундаментом прочности этих быстро вставших на ноги новых колоний. Где же сегодня потомки этих колонистов? Кто вспомнил о них при задумке этого потемкинского прожекта? Да и мог ли кто из них, конъюнктурных прожектеров, что-то вспомнить, кроме того, что здесь когда-то жили какие-то немцы? Их имена давным-давно были преданы забвению, а часть из их носителей - с простреленными затылками земле полигонов НКВД. Всеми были забыты они, и не только русскими власть предержащими, но и когда-то своей Церковью. Евангелическая семинария в Новой Саратовке, к примеру, когда я задал вопрос о наличии у них метрических книг колоний, ответила, что они ничего об этом не знают, а если таковые и были когда-то, то, наверное, уже давно и уничтожены. А на мое замечание по поводу того, что на их сайте неверно указана хронология заселения колоний, ответили, что они и этого точно не знают. А написали они на своем сайте, кроме прочих сказок, что колонисты сначала прибыли на Волгу, а уж потом оттуда вернулись снова в Петербург. Воистину, целый поход варяжской дружины! И вообще, мне дали однозначно понять, что вся их деятельность целиком и полностью нацелена на будущее, а не на выяснение обстоятельств каких-то там давнишних времен. Даже имен своих первых пасторов в Новосаратовской церкви они, оказывается, тоже не знали. Тяжело вздохнув, выслал я им список первых лютеранских пасторов питерских колоний. А в ответ тишина. И изображение первой, еще деревянной церкви, на строительство которой Екатерина Великая выделила из своего кошелька 6000 рублей серебром, тоже выслал. И опять тишина. Обиделись, что ли? А между тем, не забыли они настоятельно потребовать у питерских властей возвращения им Новосаратовской церкви под свою семинарию именно на том основании, что она испокон веку была собственностью Лютеранской церкви. Забыли только, что все это время, с «испокон веку» до большевиков, деньги на свое содержание получала она, Церковь, исключительно и только от немецких колонистов. Забыли, что колонисты и поля для священников старательно засаживали, тщательно обрабатывали и аккуратно убирали - безвозмездно, строили для них дома, обеспечивали дровами, продуктами, снабжали деньгами на командировки, на ремонт церкви. Вот таковы ныне нравы слуг Божьих, впавших в беспамятье - да вразуми ты их, Господи! Да вразуми ты, Господи, и того, кто однажды, отслужив молебен в память о трагедии полутора миллионов репрессированных российских немцев, - это уже здесь, в Германии - тут же предъявил крохоборский счет для покрытия его расходов!

И чего ж тогда удивляться тому, что эта самая, сегодняшняя Лютеранская Церковь Петербурга ликующе поет торжественно-праздничные псалмы-дифирамбы в честь 200-летия трагедии Стрельнинских колоний, а заодно и всех немецких колоний Российской Империи. А все эти так называемые торжества напоминают мне дикие половецкие пляски на прахе наших предков и, в том числе, на прахе «моих варягов» - в «Потемкинской деревне» Нойдорф.

Это мой кровный «варяг» Michael Jacob Heinrich Geweiler, совсем даже никакой и не пастор, непоколебимо стоял до конца на последнем своем рубеже - в Стрельне, как председатель церковной двадцатки, и в городе Ленинграде был поставлен за это к стенке в 1938 году. А сегодня там звучат хвалебные оды в честь уничтожения целой дружины потомков «моих варягов» и еще пары дружин потомков остальных питерских колонистов - в городе Петра, но в области, которая до сих пор несет имя кровавого маньяка, затеявшего беспримерный в истории массовый террор, продолжавшийся 38 лет без перерыва! Нет предела лицемерию, цинизму и кощунству…

А сейчас – расстрельные списки потомков датских колонистов из немецких колоний Петербургской губернии. Читайте их имена и вы, затейники постыдного сабантуя в Стрельне – с песнями и переплясом там, где вам бы в скорби и покаянии стоять на коленях. Читайте и храните молчание, не оскверняя его своим словоблудием, ибо каждое ваше слово – ложь!

Расстрельные списки потомков датских колонистов из немецких колоний Петербургской губернии, которые в 1937-1941гг. были расстреляны как враги народа и немецкие шпионы.



http://www.rd-zeitung.eu/nachrichten/warjagi.htm
promo notabler february 2, 2012 09:13 37
Buy for 30 tokens
По кончикам верб Голоса за дверью - мама, папа, сестры. Детство. Я проснулся. Слюнка натекла... Вспомню - будто возвращусь на укромный остров. Там тепло. До смерти хватит мне тепла. Яблоки с айвою, с ноткою тумана- запах. Так, наверное, должен пахнуть рай... Принеси мне яблочко, мама...…

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
rider3099
Apr. 22nd, 2017 12:42 am (UTC)
История...
3_14sklya
Apr. 22nd, 2017 10:37 am (UTC)
Наворотили, что теперь не разгрести.
azorg64
Apr. 23rd, 2017 08:09 am (UTC)

Вон оно че , теперь и перед немцами ахеджакнуть надоть . То что во всех странах делается тоже самое , но более жестко ни кто не вспоминает и не ахеджакает об этом молчок.

( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com